Сценическая психология от Полины Осетинской

Центр поддержки музыкантов Полины Осетинской

Страх сцены, напряжение и боль в теле, провалы в памяти прямо во время выступления — с этими и подобными проблемами хоть раз в жизни сталкивался любой музыкант. Недавно я познакомилась с Центром поддержки профессионального здоровья музыкантов Полины Осетинской. В центре занимаются проблемой психологических и телесных зажимов у музыкантов, проводят семинары, курсы, индивидуальные консультации. Ближайшее — Зимняя школа с 16 по 20 января 2017г. О том, как проходят занятия в центре, с какими проблемами чаще всего обращаются музыканты, мы поговорили с основателями центра Полиной Осетинской, музыкальным психологом Александрой Гальберштам-Фёдоровой и участницей семинаров Марией.

Formusical.ru: Чем занимается Центр поддержки профессионального здоровья музыкантов Полины Осетинской?

Полина Осетинская: Далеко не все музыканты, которые нуждаются в помощи, или в раскрепощении, или в том, чтоб его просто выслушали, подсказали направление движения, знают куда обратиться. Поэтому наш центр призван музыканту, который задает себе такие вопросы, помочь.

Чтобы была выше продуктивность работы, больше удовольствия от того, что ты делаешь, КПД был выше. Мы все стремимся к тому, чтобы:

а) заниматься тем, что нам нравится;

б) заниматься этим с удовольствием, а не через мучения, страдания, боль и т. д.

Сейчас наш центр работает в трёх режимах: по запросу, то есть по количеству желающих, набираем мини-группы на еженедельные занятия, это психологическая и телесно-ориентированная тематика; проводим индивидуальные консультации у всех специалистов — психологов, телесных терапевтов, а также направляем на консультации к медикам — неврологам, массажистам, остеопатам; и недельные интенсивные мастер-классы 2-3 раза в год. Сейчас готовим расписание мини-групп по сценической психологии и телесной терапии (первый цикл с успехом провела Александра Фёдорова на базе наших партнеров Школы музыки «Форте» в декабре 2016 г). Действовать эти группы будут по предоплате, в абонементной системе.

Александра Гальберштам-Фёдорова: Дальше такая модульная система. Тематический план, разбитый на месячные циклы-модули, который идет в течение учебного года. В целом, этот годичный цикл представляет собой полноценный углубленный курс, включающий систему рекомендаций по реабилитационным техникам, сценической психологии, двигательным практикам, с опорой на научную психологическую и физиологическую традицию.

И еще одно направление — это исполнительские мастер-классы.

Полина: Я буду рассматривать возможность того, что это будут не только мои мастер-классы, но и включения мастер-классов музыкантов других специальностей.

Сколько будет стоить группа, сколько длится курс? И стоимость индивидуальной консультации?

Полина: Конечно, услуги такой уникальной команды специалистов и возможность комплексно решить весьма специфические профессиональные проблемы на практическом уровне, не могут, да и не должны быть дешевы. Но мы идем навстречу реальности, придумываем доступные схемы оплаты, чтобы привлечь музыкантов, испытывающих профессиональные проблемы. Средняя стоимость минувшего мастер-класса была порядка 170 долларов. Для сравнения, за такую цену получить где-либо в мире мастер-класс достаточно известного человека в своей области, три курса практических занятий по методу Фельденкрайза, и три-четыре семинара по психологической коррекции за 170 долларов — это просто невозможно. 170 долларов стоит любой прием у одного врача по любой тематике, не меньше. А тут у нас предлагалось в такой ценовой категории огромный объем, что мне кажется абсолютным демпингом.

Приблизительно стоимость индивидуальной консультации от 2000 до 4000 тысяч рублей. Мини-группы — цены ниже, порядка 1200 руб. за двухчасовое занятие, но они действуют по 100% предоплате. Для студентов у нас всегда действуют заметные скидки.

Длительность курса мини-группы?

Полина: Мини-группы рассчитаны на 4-5 занятий, чтобы уложиться в месяц. Человек раз в неделю проходит интенсивное занятие, за неделю все усваивается, укладывается. И через месяц он смотрит, насколько это ему помогло. Если есть ощутимый результат — покупает абонемент на следующий месяц.В идеале, хорошо совмещать телесный тренинг с психологическим.

Что касается моих мастер-классов, они тоже организуются по запросу, по предоплате. И того у нас действует три мини-группы: телесная терапия, сценическая психология, и мои мастер-классы.


Как проходит семинар. Что человеку ожидать?

Полина: Поскольку это открытый формат, мы действуем по западному принципу, разработанному в групповой психотерапии. Ты встаешь и артикулируешь свою проблему. И каждый из нас, кто был в группе, проговаривал проблему и отмечал то, чего бы он хотел добиться, что он хотел бы получить от занятий. И потом начинался интенсивный семинар, порядка двух часов, за время которого мы прорабатывали свои проблемы с разных сторон. И к концу семинара мы делились, что мы открыли для себя, что узнали.

Вот у нас был случай: у мальчика в начале семинара была страшная тахикардия, у него повысился пульс до 140. После психологического занятия он абсолютно успокоился, пришел в себя, осознал свою проблему. И почти все, кто были, они обнаружили в себе какие-то вещи, которые им мешали. А специалисты здесь для того, чтобы помочь человеку это увидеть в себе самому. Получив рекомендации, человек продолжает с этим работать самостоятельно.

Если человек испытывает трудности, барьеры к открытому общению, то существует формат индивидуальных консультаций.

Какие проблемы чаще всего озвучивали участники прошедших семинаров?

Полина: Страх сцены, волнение перед публикой, телесная зажатость, боли в руках, плечевом поясе, напряжение в шее. Гиперконтроль и супернапряжение — это основные проблемы, которые не дают людям спокойно жить.

Александра: Еще очень частая проблема — недостаточная реализация замысла. То, что, условно говоря, называется «Потеря на сцене». Когда, наработал на 80-90% своих возможностей, а на сцене показал максимум 30- 40% — плачевная ситуация. Причем такое бывает с музыкантами разного уровня: от школьников-студентов, до часто играющих людей с большой концертной карьерой.

Понятно, что с опытом многие проблемы такого плана решаются, но далеко не все. К сожалению, нет никакой гарантии (на что многие уповают), что количество выступлений само по себе поможет. Как-то механически эта проблема решится. Причина оказывается гораздо сложнее.

В этом потоке какие были специальности? Только пианисты пришли или...?

Александра: Пианистов как раз было меньше, как ни странно. Это для нас был полный сюрприз.

Полина: У нас были гитаристы, пианисты, флейтист, виолончелистка, бас-гитаристка, вокалисты были. В общем, очень широкий спектр специальностей.


А какие-то открытия были на этом потоке?

Мария, участница семинаров центра: С каждым разом все больше, конечно, открытий, особенно в телесном и профессиональном плане. Психологию я выношу за рамки — это бесконечное поле, там всегда есть, где покопаться. А вот в телесном тренинге — это каждый раз открытие, потому что всегда такое ощущение удивительное, что, оказывается, может быть за инструментом лучше намного!

Конкретно можете назвать какие-то проблемы, которые удалось проработать?

Мария, участница семинаров центра: Точно удалось над плечевым поясом поработать, с телесным терапевтом, Юлией Харитоновой мы поработали. Далее я окончательно поняла, что с плечевым поясом надо работать, он после занятий лучше становится, сразу же легче.

И есть мысль о том, что это нужно продолжать, ощущение облегчения наступает практически сразу, на следующий день совершенно другое ощущение. Даже с мальчиком мы обсуждали, с гитаристом, он говорит: «Я с утра умываюсь, смотрю в зеркало, а я выше стал».

Полина, вам хочу сказать особенно спасибо. У меня уже много было преподавателей, и учебных заведения я уже сменила много, и хочу вас поблагодарить за то, что вы говорите с участниками мастер-класса как исполнитель с исполнителем. Часто в учебных заведениях с нами, студентами, говорят как с учениками, начинающими. А ваш стиль ведения мастер-класса как-то поднимает студента на исполнительскую планку.

Александра: Маша, можешь озвучить, с чем ты пришла в декабре изначально? Как бы ты описала свое состояние на входе?

Мария, участница семинаров центра: Отчаяние, полное отчаяние, помню, что руки не двигались, отчаяние в том смысле, что не знала, куда идти. Бывает такое вот, когда ты учишься, учишься и упираешься в стену, и кажется, что уже не преодолеешь...

Полина: И перестаешь верить в себя. Мы возвращаем людям веру в себя. Одна девочка на психологическом семинаре рассказала, что несколько лет назад она ушла из большой музыки, из концертной жизни. Это был удивительный пример, кстати, смирения гордыни. Она как-то так расценила свое сценическое волнение, сказала: «Ну, наверное, я должна уйти, это не мое, я буду заниматься маленькими вещами». Такая удивительная девушка произвела на меня очень глубокое впечатление. Поразительный пример смирения и позитивного отношения к миру. У человека случилась проблема, он с ней смирился.

И вдруг после нашего семинара она говорит: «Я возвращаюсь на большую сцену. Всё, я готова».


Маша, вернемся к тебе. Ты пришла с проблемой. Рука у тебя переиграна?

Мария, участница семинаров центра: Да, рука у меня переиграна еще на третьем курсе училища. Мне повезло, встретились люди, которые не предложили оперировать руку. А в больнице предложили сразу: «Давай мы тебе все отрежем». Я пришла в слезах, что же мне делать.

Рука переиграна. Кое-как занималась. К третьему курсу консерватории я поняла, что я вообще разучилась играть. Я открываю сочинение любое, и я не знаю, с чего начать. Так, чтобы мне и самой психологически было комфортно. Я нажимаю ноту, даже не знаю с каким там звуком, ну совершенно ничего…в таком виде я доучилась до третьего курса консерватории.

Потом я ушла в декретный отпуск, было времени немножко на себя. Ну вот, я стала посещать семинары центра профессионального здоровья музыкантов Полины Осетинской. Занималась несколько месяцев по реабилитационной системе для пианистов с Александрой Фёдоровой, спасибо ей огромное! В результате, за пару месяцев боли и неудобства в руках ушли, наработалась некоторая техника, я сейчас открываю ноты и знаю, что делать! Я себя со стороны лучше слышу, паники нет.

Я говорю не только про фортепианные чисто вещи, но и психологические. Я знаю, что мне сейчас делать. В крайнем случае, если не знаю, у меня есть к кому обратиться. Отчаяние пропало.

Александра: Вообще, хотелось бы сказать, что процент людей, которые в этой профессии вынуждены по каким-то причинам уходить по физиологическим и по чисто психологическим, социальным причинам, — довольно высокий. И это каждый раз трагедия.

Профессия невероятно значимая. Музыка — дело всей жизни, люди начинают заниматься этим буквально с пеленок. Это практически образ жизни, потеря профессии для многих музыкантов равноценна потери жизни и смысла существования. Это огромная проблема. И я занимаюсь этим как психолог затем, чтобы поддержать музыкантов и учащихся в этой ситуации, по возможности помочь в профессии остаться. Но если складывается совсем непреодолимая ситуация, то наша задача — адаптировать человека к новой реальности, поискать себя в смежных с музыкой профессиях.

Тоже касается каких-то крупных неудач в конкурсной борьбе, в профессиональных достижениях — невыполнение взятой планки. Это обычно связано с достаточно серьезной психологической травмой. Иногда и с физическим заболеванием, очень серьезное напряжение накапливается.

Это абсолютно табуированная тема. Не обсуждается в сообществе. По сути, это такой жесткий естественный отбор.


А на западе такие центры существуют?

Александра: Конечно. Фактически при любой консерватории есть консультативные центры. Отдельно есть целые институты профессионального здоровья музыкантов.

Полина: Моей идеей было, чтобы в идеале такой кабинет должен существовать при любом учебном заведении. При любой консерватории, училище должен быть музыкальный психолог и человек, который помогает справляться с заболеванием рук. Профессионально это диагностирует и помогает избежать. Но это было бы возможно, если бы мы жили в лучшем из миров.

Александра: Раньше была такая практика: при консерватории был медицинский кабинет, где принимал врач-физиотерапевт, правда, в количестве одного человека на всю страну.

Узость круга этих специалистов поражает воображение. И с уходом этого уникального специалиста традиция прерывается. Мы буквально по крохам собираем наследие тех мастеров, которые оставили практические методики профилактики и реабилитации в этой области. Мы начинаем сотрудничество с известнейшим специалистом в этой области, Илизой Сафаровой, наследницей метода В. А. Гутерман. Я веду семинары по уникальной системе реабилитации для пианистов, созданной моим профессором, удивительным человеком Русланой Николаевной Гржибовской.

Ещё хотела бы озвучить, что я являюсь по совместительству представителем секции Международной ассоциации педагогов фортепиано, секции, которая занимается профзаболеваниями и их профилактикой. И на данный момент получается ситуация такая, что мы пытаемся возродить заново традицию профессиональной помощи музыкантам, объединить талантливых одиночек с авторскими методиками, рассеянных по стране, и пока все, что проходит в этом формате, это наши семинары. Больше никакой целенаправленной, организованной работы в этом направлении не ведется на всей территории России.

Мы надеемся, что деятельность нашего Центра будет способствовать популяризации идей сохранения профессионального здоровья, своевременной профилактики заболеваний и перенапряжения, как физического, так и психического, что войдет в методики обучения будущих музыкантов. Мы начинаем новый цикл семинаров для подростков, на январский семинар-интенсив мы впервые приглашаем учащихся от 12 лет, вместе с родителями и педагогами, организуем для них отдельную подгруппу, чтобы в доступной форме обсудить взрослые профессиональные проблемы этих талантливых, и уже концертирующих, детей.

Нас вдохновляет то, что дети более пластичны, чем взрослые, все изменения у них происходят быстрее и интенсивнее, а при условии уникальной системы комплексной всесторонней помощи, мы имеем практически охват проблемы на 360 градусов. Мы прорабатываем психологические, телесные и методические причины и проявления проблем не только с самими носителями симптомов, то есть, с учениками, но и с родителями, и, по возможности, с педагогами. В идеале, все трое могут прийти на семинар — ученик с родителем и педагог.

Всех, кто заинтересован в поддержании формы, повышении эффективности работы, сбалансированной работе игрового аппарата и эмоциональной стабильности, мы ждем на Зимней Школе Центра Полины Осетинской 16-21 января 2017, в Москве, артистическом центре Yamaha, по адресу Леонтьевский пер., 11.

Записаться в Школу, на индивидуальную консультацию: Александра тел. +7 (926) 530 38 06 или famka@mail.ru

Группа Центра Полины Осетинской во ВКонтакте: vk.com/zentr_poliny_osetinskoy

Это интересно:

Музыка и аутические расстройства

Почему нельзя учиться насильно

Китай: музыкальное образование

Как стать продюсером

Хор без голоса и комплексов