​Альбина Лищинская изобрела фортепиано


Оно получило название Фа-Ом. Появился инструмент благодаря изобретению нового звукоряда. Факт инновации подтверждает и патент №2624346, полученный в июле 2017 года.

И алгеброй гармонию поверить

Фортепиано действительно не совсем обычное, хотя выглядит стандартно. Однако стоит приглядеться и увидишь, что клавиатура у него особенная. При том же количестве клавиш, а их 88, распределение иное: если на традиционной клавиатуре 36 черных и 52 белых, то в “новой” – 38 черных и 50 белых. Отличаются и струны.

Этот инструмент Альбина Лищинская назвала Фа-Ом. Так она соединила известную ноту, созвучную с именем родного города – Уфа, и сакральный звук Ом, так называемый звук вечности. Не для красоты и оригинальности, а чтобы обозначить новизну.

Повторяющимся элементом в клавиатуре является последовательность 16-ти клавиш – девяти основных белых и семи дополнительных черных. А значит, и музыка на Фа-Ом рождается несколько не привычная для слуха.

“Это только потому, что наш слух “заточен” на восприятие постоянно повторяющегося, но способен на большее. Ученые уже установили, что мы можем слышать и различать десятые доли тона. Привычная нам музыка строится на основе 12-ступенного равномерно-темперированного музыкального ряда. На основе 16-ступенного будет рождаться новая музыка”, – утверждает Альбина.

В новом звукоряде, изобретенном, а точнее сказать, высчитанном Альбиной Лищинской, уже не семь привычных для нас нот, а девять и называются они иначе.

Вот новые ноты – фа, бэ, вэ, гэ, дэй, ка, син, тез, ом, – образующие декаду, пришедшую на смену октаве. Почему декада? Потому что состоит из 10 основных нот, по аналогии с октавой, которая включает в себя восемь нот.

Для лучшего понимания придется обратиться к физике. Каждому звуку, а значит, ноте, соответствует определенная частота в герц. Например, ля равняется 440 герц.

Основой звукоряда Фа-Ом принята частота 369,997 герц, соответствующая фа-диез классического звукоряда. В новом варианте – это просто фа. Почему же декада начинается с нее, а не с какой-либо другой ноты?

Альбина объясняет, что ученые, проанализировав реликтовое, то есть фоновое космическое излучение в звуковом диапазоне, выяснили, что этот звук соответствует частоте звука фа-диез.

“Звуки распределены равномерно, поэтому звучание гармоничное. Я предлагаю расширить палитру звучания, углубить диапазон благодаря тому, что мы берем больше звуков – не 12, а 16. Интервалы между соседними ступенями в звукоряде Фа-Ом стали уже, тоньше, чем полутона классического звукоряда. Для человечества это не ново – когда-то оно перешло от пентатоники, то есть от пяти звуков к семи. Теперь мы можем встать на новую ступень, которая откроет перспективы для творчества. Это как палитра для художника, где есть цвет краски и его фактурная глубина. Новый музыкальный строй позволяет создавать и применять новые музыкальные лады, что невозможно на основе традиционного”, – говорит она.

Для записи новых нот пришлось разработать и новый нотный стан, где не пять, а семь линеечек, чтобы поместились все 16 нот. А аналогами скрипичного и басового ключей стали особые знаки. Уфимцы поймут их без объяснений – название города по-башкирски пишется буквами, которые можно схематически изобразить как шляпки шурупов – не зря Уфу называют “три шурупа”. Так вот аналогом скрипичного ключа является “шурупчик” со стрелочкой вверх, а басового – со стрелочкой вниз.

Сонастроиться со Вселенной

Примечательно, что Альбина Лищинская создала новый звукоряд, не будучи профессиональным музыкантом. У нее в активе – музыкальная школа по классу фортепиано, а также авиационный институт по специальности “информационные системы”. Но жизнь сложилась так, что вся трудовая деятельность связана с финансами – она главный бухгалтер коммерческой организации.

Тем не менее, сугубо прагматическая специальность не стала ограничителем для духовного развития, исканий. Они привели Альбину к философии синтеза, основанной на идеях русского космизма, у истоков которого стояли К. Циолковский, П. Флоренский, Н. Федоров, В. Соловьев.

В ней человек рассматривается как часть не только природы и планеты Земля, но и Вселенной, метагалактики. Все новое сейчас и рождается как результат синтеза. И в случае с Альбиной совершенно очевидно, что к созданию нового музыкального звукоряда привели вся предшествующая жизнь, знания, навыки и опыт.

Кстати, идея пришла во сне. Альбину это не удивляет.

“Несколько лет назад я стала слышать музыку во сне. Поначалу она исчезала, стоило мне проснуться, но затем я ее научилась фиксировать, начала напевать, записывать на диктофон. Хорошо, что сейчас в этом помогают цифровые технологии. Затем начала изучать композицию, записывала музыку в нотном редакторе. Благо, судьба свела с преподавателем института искусств Азаматом Хасаншиным. Когда темы и образы накопились, они понемногу оформлялись в небольшие музыкальные сочинения, за которые мне не стыдно. Три года назад во сне я увидела новый образ: в нашей нотной системе должно быть не семь, а девять основных нот. Проснулась и думаю: если девять основных, то сколько будет всего клавиш – белых и черных? Оказалось, что 16 – девять белых и семь черных. Но это, конечно, в пианино, в струнных инструментах такого нет, там проще. Скрипач может ставить пальцы на струнах таким образом, чтобы получить новый звук, – рассказывает Альбина.
Идею – в массы

Так как пианино для Альбины – родной инструмент, его она и выбрала для преобразований, ведь для того, чтобы играть, используя новый звукоряд, необходимо создать что-то новое. Это могли сделать только изготовители пианино. Но выяснилось, что в стране не осталось ни одной фабрики по их производству!

Наконец поиски привели в Апрелевку, где работает реставрационный центр, в который свозят на восстановление инструменты со всей страны. Руководитель центра Вячеслав Евгеньевич Андреев проникся идеей Альбины Лищинской, а для ее воплощения нашелся и мастер Иван Иванович Бирюков. Он почти год трудился над новым фортепиано, вытачивал каждую клавишу, менял струнную одежду и даже делал новые струны. Получившийся в результате инструмент – первый и пока единственный образец нового фортепиано Фа-Ом. Сейчас Альбина сочиняет на нем музыку. Она не опасается, что ее новацию не поймут и не примут. Придет время и для этого.

“Была идея, есть опытный образец, получен патент, теперь наступает этап внедрения. Новое надо интегрировать в то, что есть. Мы ничего не отвергаем и не ломаем. Для тех, кто любит эксперименты, здесь полное раздолье, – философски замечает Альбина Лищинская.

И в самом деле, если идти дальше, то нужно производить новые инструменты – механические и электронные, у которых идеальное звучание, так как выстроить новый звукоряд можно при помощи компьютерной программы. Затем наступит время подготовки кадров – как преподавателей, так и студентов, то есть интеграции в образование. Для этого подойдут частные школы, но есть и другой вариант – самообразование с помощью интернета. В итоге человек сможет развиваться в новом направлении, когда душа работает, а гармония рождается.

P.S.

“Музыка призвана выразить внутреннюю жизнь человека, весь спектр его чувств: и позитивных, и негативных. Мы сонастраиваемся с метагалактикой, и душевность наша становится более утонченной. Не зря же о творческих личностях говорят, что они тонко чувствуют. С новыми возможностями появятся новые произведения музыки. Самые вероятные области, где они могут быть востребованы, – это кино и театр, – говорит изобретатель.

Гульназ Данилова, Российская газета