Как мы оцениваем музыкантов

Чиа-Юнг Цай, старший преподаватель факультета управления наукой и инновациями University College London провела дотошное и любопытное исследование, опубликованное в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences. Она решила изучить, каким образом вырабатываются суждения о мастерстве музыканта и решения о победе в музыкальных конкурсах. И не только об этом – вы можете сразу посмотреть выводы, к которым она пришла, в конце статьи.

Чиа-Юнг обладает докторскими степенями как по организационной психологии, так и по музыке Гарвардского Университета, сама — профессиональная пианистка, с опытом участия в музыкальных конкурсах, и выступлениями в Карнеги Холл, Центре Линкольна и других залов.

В ходе семи основных и пяти дополнительных экспериментов, задействовавших, в общей сложности, 1164 человека, ей удалось убедительно продемонстрировать нашу парадоксальную оценку исполнения музыки.

В первом эксперименте участникам предлагалось представить себе шанс угадать победителя музыкального конкурса и выиграть небольшую сумму денег (8 долларов). Угадать предлагалось по одному из трёх материалов: по аудиозаписи, по видеозаписи без звука, и по полноценному видео со звуком. Поскольку последнее кажется лучшим вариантом, то на него накладывался налог в 2 доллара, в случае выигрыша.

Из 166 человек 58,5% выбрали аудиозапись, 14,2% выбрали видео, и 27,4%, несмотря на налог, выбрали видео со звуком. Казалось бы, логично, чтобы судить о музыке, надо её послушать. О чем думали 14,2% людей, выбирая видео?

Во втором эксперименте приняли участие 106 человек, имеющих весьма посредственное или никакого представления о классической музыке. Им представили очень короткие отрывки трёх финалистов десяти крупнейших музыкальных конкурсов. Вот лишь некоторые из этих конкурсов: Конкурс пианистов имени Вана Клиберна, Международный конкурс имени П. И. Чайковского, Международный конкурс пианистов им. Королевы Елизаветы в Бельгии, Международный конкурс пианистов имени Ференца Листа.

Людей попросили по этим отрывкам определить победителя. 83,3% посчитали, что звук, музыка – главное, что позволит им это сделать. Половина новичков видела шестисекундный видеоклип без звука, другая половина – аудиозапись такой же длительности.

Какие шансы случайно угадать одного победителя из трёх? 33%. Логично, что дополнительная информация должна помочь увеличить этот процент.

Реальность оказалась неожиданной: по видео люди определяли победителя выше фактора случайности – с точностью 52,5%, а по звуку – значительно ниже этого, в 25,5% случаях. Иными словами, по звуку получались бы результаты лучше, если бы они угадывали, не слушая.

В третьем эксперименте, с другими людьми (185 человек) Чиа-Юнг Цай добавила вариант видео со звуком, также длительностью в шесть секунд. Результат:

  • Только звук – 28,8%.
  • Только видео – 46,4%.
  • Видео со звуком – 35,4%.

Музыка, получается, только отвлекала людей от правильной оценки исполнителя музыки! Незнание музыки, вероятно, и объясняет такой провал, когда к видео добавляется звук – тонкости музыки для таких людей служат помехой, вводят в заблуждение, и точность предсказывания падает. Но что взять с людей, которые ничего не понимают в музыке? Поэтому в четвёртом эксперименте приняли участие уже 35 экспертов – людей с музыкальным образованием и опытом как участия в конкурсах в качестве исполнителей, так и качестве членов жюри.
Сначала 96,3% из них заявили, что звук, безусловно, главное в определении мастерства исполнителя.

Но только 20,5% смогли правильно угадать победителя в условиях только звука. А в условиях беззвучного видео — 46,6%.

В пятом эксперименте (уже 106 экспертов) добавился вариант видео со звуком. В результате:

  • Только звук – 25,7%.
  • Только видео – 47,0%.
  • Видео со звуком — 29,5%.

Чем эксперты отличаются от любителей в таком вопросе? Ничем: анализ не выявил статистически значимой разницы в суждениях между этими группами.

Эти эксперименты, кстати, подтверждают феномен, известный уже много лет, но в который, по-прежнему, иногда не верится – то, что мы можем эффективно использовать «тонкий срез» (thin slicing). Этот термин означает нашу способность производить спонтанные, но весьма точные оценки в очень краткий промежуток времени, которые не хуже, а часто и лучше тщательно продуманных. Феномен был обнаружен в психологических экспериментах, а был популяризирован Малкольмом Гладуэлллом в книге «Озарение».

Посудите сами – члены жюри часами слушали всех исполнителей, и на основании своего опыта, знаний и экспертизы определяли победителей, а любители, не соображающие в музыке, лишь по шестисекундному видеоклипу без звука, пришли почти к аналогичной точности результатов.

Но ведь должна быть разница между специалистом по музыке и любителем. В чем она, попытался ответить шестой эксперимент (89 человек).
Видеоклипы пропустили через графический фильтр, который оставил лишь контрастные контуры пианистов за роялем.Вот что видели люди:

А вот что получилось:

48,8% участников правильно определили победителя из трёх финалистов по беззвучному модифицированному видео.

Вероятно, экспрессия, техника игры, вдохновение, которое выражалось в невербальном поведении пианиста за игрой, говорили больше о мастерстве игры.

В седьмом эксперименте (262 человек) решили проверить и это. Половина смотрела изменённое видео без звука, половина – слушала музыку. Вопросы стояли иначе: кто наиболее креативный, уверенный, страстный и вдохновлённый исполнитель.

Тот, кто был назван самым страстным исполнителем, в 59,6% случаях и был победителем. Аудиозапись давала только 38,7% точности.

Другие качества также отражались в той или иной точности, а вот уверенность никоим образом не коррелировала с мастерством игры и призовым местом в конкурсе.

Итак, по итогам экспериментов выяснилось, что:

  • Точность суждения новичков практически совпадают с точностью суждений профессионалов.
  • Точность оценки музыкального исполнения, основанная на визуальной информации, превышает полезность звуковой информации.
  • Фактически, дополнительная информация не улучшает качество суждения, а даже ухудшает её. Хуже того, она ведёт к увеличению уверенности в решении, зачастую ошибочном.
  • Профессиональные музыканты и судьи полагают, что главной характеристикой пианиста является мастерство игры. Однако визуальное представление пианиста играет порой большую роль в оценке его игры.
  • Профессиональным музыкантам-исполнителям следует больше уделять внимания визуальной части своего представления.
  • Визуальная информация предпочтительна для человека, и поэтому, когда мы получаем информацию из разных модальностей, и нам необходимо вынести суждение, вероятно, разумнее отдавать приоритет визуальной информации.

Tsay, C.-J. (2013). Sight over sound in the judgment of music performance. Proceedings of the National Academy of Sciences. doi: 10.1073/pnas.1221454110.

Автор: Борис Зубков

Источник: http://mindware.ru/blog/?p=6459