Китай: музыкальное образование

Китай

Сегодня Китай — центр музыкального академического искусства. О том, почему это так, о китайском подходе к обучению и русском снобизме рассказывают пианисты Виктор Ямпольский, Валерий Шкарупа и скрипач Назар Кожухарь.

Виктор Ямпольский, пианист:

— В Китае сегодня классическая музыка переживает колоссальный бум в отличие от европейских стран и России. Я наблюдаю эту динамику на протяжении 12 лет.

Моё мнение основывается в том числе и на суждениях китайцев. Во-первых, это связано с тем, что в Китае очень серьёзно занимаются детьми. Им дают всё лучшее. И музыкальное образование считается престижным. Во-вторых, государство ставит музыкальное образование и музыкальную классическую культуру своим приоритетом.

Везде, где я бываю в Китае, построены совершенно фантастические концертные залы. Просто невероятные — в России не могу аналогов привести: большие, с хорошей акустикой, с роялями. И когда мы 12 лет назад на первых концертах были в Китае, удивлялись, зачем это: народ на концерты ходил слабо, особенно на камерную музыку. Было хорошо, если треть зала. Сегодня — аншлаги. Полные залы. Как минимум полторы тысячи человек, и это на серьёзные концерты, без всякой попсы. Билеты стоят от 30 до 50 евро. Причём не только в Пекине, Шанхае, но и в провинциальных городах. Сейчас они поддерживают свои симфонические оркестры.

Мы уже лет семь или восемь даём мастер-классы почти каждый год в лучших консерваториях. Когда в 2006 году ректор Пекинской консерватории показал мне расписание мастер-классов, кого я там только не увидел — со всего мира приезжают звёзды, причём со своими бюджетами.

Желание и готовность китайцев учиться совершенно фантастические. Вы, наверное, слышали имя пианиста Ланг Ланг. Мы давали мастер-классы в колледже в Пекине, где он учился. На наших уроках сидел его педагог и аккуратно всё записывал в тетрадку. Это была удивительная ситуация.

Китайские учебные заведения в большом количестве выпускают музыкантов очень хорошего класса. Их уровень растёт колоссально. Пример. Приезд педагога-иностранца с мастер-классом для российских школ ситуация не совсем типичная, а в Китае — обычное явление. В каждом таком классе стоит камера, всё занятие записывается. Потом записи систематизируются и выкладываются в общую сетку.

Виртуозное направление китайцы развивают и поддерживают, поскольку это нация высоких достижений. Для китайца надо быть первым любой ценой, поэтому они и побеждают на всех конкурсах. Но в отличие от европейцев и от русских, у них нет внутреннего снобизма. Они слышат со всех сторон: китайцы играют, как автоматы, но ничего в музыке не понимают. Тогда они приглашают нас, других педагогов и просят: научите нас понимать.

Они не говорят: мы первые места занимаем и пошли все вон! Когда Валерий Шкарупа играл здесь сольный концерт, в зале сидел декан фортепианного отделения, учитель Ланг Ланга. Он подошел и сказал: это лучший концерт года! После этого к Валерию повалили ученики. А в России была бы такая реакция: вот, еще, приехали портить наших учеников!

Если мы выступаем с мастер-классами в Европе или России, часто педагог смотрит на тебя волком. Ревнует. Постоянно думает, как бы не потерять лицо. В Китае нет никакого снобизма. Они готовы учиться, брать. У них ещё какая-то физиология особенная. У китайцев нет никаких зажимов. Условно говоря, это уже профессиональный вариант: выучил какой-то трудный пассаж определёнными пальцами, а ты ему говоришь, что лучше играть иначе. У европейцев и русских на переучивание уходит от двух дней до недели, китайцы же мгновенно перестраиваются.

Думаю, что пройдёт какое-то время и китайцы будут учить музыке нас. Так уже было в истории, когда в 19 веке немцы приезжали в Россию учить музыке, а в 20 веке русские поехали учить немцев.

В КНР хотят, чтобы Китай ассоциировали не с фокусниками и кунг-фу, а с серьёзными жанрами. Это входит в их приоритеты. Это очень такой достойный сигнал.

Назар Кожухарь, скрипач:

— Меня поразил уровень Шанхайской консерватории. Из 15 студентов, с которыми я занимался, 10 — это готовые солисты. Им не надо говорить: приходи завтра, подумай, поменяй темп, аппликатуру. Они все делают сразу — это высочайший класс владения инструментом. И играют они не только концерты Чайковского и Брамса, но и современный репертуар. Причем, по замечательным нотным изданиям Barenreiter. А во многих российских городах профессора даже не подозревают, что за последние 20 лет изменились тенденции в мире, и надо играть по нормальным нотам.


Валерий Шкарупа, пианист:

— У китайской исполнительской школы громадное будущее. Это блистательная школа. Больше всего меня поразило, как цепко они реагируют на каждое замечание, как тут же готовы все исправить, причем в сложнейших произведениях. Мои русские студенты далеко не все так реагируют. Я абсолютно уверен, что многие, с кем мы в эти дни занимались, выйдут на серьезный профессиональный уровень. Сомнений в этом нет.

И надо сказать, что итоговый гала-концерт учеников Пекинской школы, которых с трудом отобрали наши педагоги по результатам мастер-классов — не потому, что отбирать было некого, наоборот, сложнее было отсеивать, — превратился в настоящий парад свежих музыкальных сил Китая.

С этим новым поколением музыкальному миру предстоит скоро знакомиться на международных конкурсах и на концертных сценах. А для молодых китайцев блестящая музыкальная карьера, возможность выступать на престижных сценах с известными оркестрами и дирижерами — главный стимул для занятий музыкой. Тем более, что такая карьера имеет и коммерческий эффект.

Поэтому средства массовой информации в Китае активно пропагандируют музыкальное образование, государство вкладывает огромные средства в его развитие, полностью финансируя сферу культуры и образования и считая этот сегмент важнейшим для продвижения страны и ее имиджа в мире.

Нашим же педагогам, блестяще выступавшим во всех городах — в Шанхае, в Тяньдзине и в Пекине с собственными гала-концертами и с энтузиазмом занимавшимся с китайскими студентами, осталось только обсуждать, к каким проблемам они вернутся домой после визита в Китай. Особенно, если учесть, что российское музыкальное образование считается престижным везде, кроме самой России. Конечно, в России не было Конфуция, связывавшего занятия музыкой с успешным существованием государства, но в России были Чайковский, Рахманинов, Шостакович. И еще была авторитетная во всем мире музыкальная школа, значение которой отлично понимают в Китае. Как сказала на прощание директор Пекинской школы На Мула:

"У нас все получается, потому что мы сделали все так, как вы нам советовали".



По материалам:

https://rg.ru/2012/07/05/piano-kitay.html

http://www.vsp.ru/social/2016/06/21/563708


По теме:

Российско-китайский университет искусств